Елена Левченко

Пресса обо мне

15.01.2013

«Приходилось, сжав зубы, терпеть»

Елена Левченко досрочно покинула чемпионат Китая и тамошний «Ляонин» из-за травмы руки. Вернувшись в Минск, центровая сборной Беларуси по баскетболу рассказала корреспонденту Goals.by про головы уток и наставления городских чиновников. О тренере, говорящем по мобильнику во время матча, и пятичасовых тренировках посреди сезона. Про коммунистический строй и обретенное умение ценить мелочи. 


Суши, черепаший суп, голова утки

— Только что вы заказали суши. Трехмесячное пребывание в Азии сказалось на вашем меню?

— Конечно, морепродуктов в Китае полно. Но все-таки суши — это, скорее, японское блюдо. Только приехав в Минск, поймала себя на мысли, что за три месяца, проведенные в Поднебесной, ни разу не ела суши, хотя я их очень люблю.

— Вы отмечали, что в Китае почти нереально найти ресторан с европейской кухней…

В городе Даньдун, в котором я жила, широкого выбора кафешек не наблюдалось. Это понятно, поскольку город совсем маленький. Есть американский ресторан Pizza Hut, но туда заглядывать получалось редко. Так что пришлось постепенно привыкать к китайской кухне. Начинала с риса. А первый шок от еды испытала, увидев черепаший суп. Это было ужасно.


— Попробовали?


— Если бы даже заплатили сумасшедшие деньги, все равно отказалась бы. На это блюдо смотреть было трудно! А еще подавали головы уток. Я, кстати, своей переводчице предложила за сто долларов их скушать. Она согласилась, и палочками аккуратно их уплела. Ну, ей все-таки легче было, она ведь китаянка.



Что еще особенного в кухне?

— Дело в том, что мы всей командой постоянно жили в гостинице. Сезон короткий — три месяца. Это означало, что и обедали мы все вместе. Происходило так. Перед нами стоял большой круглый стол, который вращался, и мы уже палочками себе накладывали то, что приглянулось.


Не хочу сказать, что китайская кухня очень уж противна. Было много вкусного. Например, я никогда не забуду приготовленные по-особенному баклажаны. В клубе мне иногда помогали ориентироваться в блюдах. Оберегали от того, чтобы я собаку, допустим, не съела. Для китайцев это нормально. К тамошней еде можно привыкнуть, но ее никак не отнесешь к спортивному питанию. Многое жарится на масле. По моей просьбе часто подавали креветки. Профессиональному спортсмену все-таки нужно соблюдать особый режим.



— И как решали проблему с питанием?

— Порой была возможность зайти в магазин. Пыталась составлять какой-то свой рацион. Но все равно было трудно. Осложняло задачу то, что у меня в номере не было холодильника. Но и здесь адаптировалась. Вывешивала еду за окно. Помогало, что жила в Северном Китае. Так что справлялась.

— Условия, получается, адские?

— Ну, жили не в самой лучшей гостинице. Но ведь платили деньги. Приходилось, сжав зубы, терпеть.


Пять часов, коммунизм, твиттер

— Вы сказали, Даньдун — маленький город. По меркам Китая «маленький» — где-то миллионов пять?

— Нет. По-моему, даже миллиона не наберется. Тысяч 600-700, как в нашем Гомеле (по данным Википедии, 752 тысячи — Goals.by).

— То есть на сумасшедшее китайское перенаселение не успели подивиться?

— Да я вообще Китая практически не видела. Никуда не ходила, абсолютно ни на что не было времени. Только зал, кровать, самолеты. Даже дешевую китайскую одежду не успела оценить.

— Неужели был такой загруженный график?

— Очень. Мы тренировались по пять часов в день. В женской НБА такого не припомню в середине сезона. Разве что на сборах могли «включить» подобные режим. В Америке обычно мы занимались часа два. А в Китае и выходных толком не давали.



— Вам легко игралось против низкорослых соперниц?

— Парадоксально, но нет. Тем более со мной постоянно индивидуально соперничали легионеры из Америки или Австралии (я, к слову, была единственной европейкой). Все мы были центровыми. При этом от меня всегда ждали какого-то чуда.

— Вас носили на руках?

— Сейчас даже присутствует небольшое разочарование от китайского народа. Ощущается коммунистической строй. Ментальность там совершенно другая. Меня с трудом пригласили, заплатили, рассчитывали. В связи с этим, наверное, должны были как-то оберегать, создать хорошие условия для работы. А меня просто превратили в какую-то машину. Это было заметно. И еще есть расстройство, что не смогла выиграть китайский чемпионат. Ведь эту цель себе и ставила, когда ехала в Азию.



— Можно подробнее о коммунизме?

— Больше всего меня поражало, как перед каждым матчем приезжали какие-то городские власти и нас настраивали. Причем конкретно так агитировали, что мы должны выиграть и так далее. Меня лично это умиляло, а партнеры по команде внимательно все записывали в тетрадку.

— Ого, как в Советском Союзе!

— Почти. Хотя вы знаете, Даньдун находится недалеко от Северной Кореи. Как-то к нам завезли оттуда русскую продукцию. Я ее моментально скупила. Чего-то родного мне порой не хватало.



— Положительные моменты в Китае были?

— Болельщики. Наверное, столько любви ощущала только в Беларуси. И все-таки в Китае это просто что-то невообразимое. Обожали просто нереально. Чтобы как-то быть ближе к местным людям, я завела китайский твиттер. У них же все мировые социальные сети закрыты. А в их сообществе я получала огромнейшее количество приятных писем.



— К чему вы так и не смогли привыкнуть в Поднебесной?

— У них нет понятия «расписание»! Абсолютно ничего нельзя спланировать. Могли позвонить и сказать, что через два часа будет тренировка. Это как вообще? Я ложилась спать и не знала, что будет завтра. При этом когда изредка давали выходной, еще и указывали, что именно я должна делать в свободное время. Тренер знал обо всех моих передвижениях, поскольку переводчица всегда находилась рядом. Могла сесть в такси, а мне уже звонили и спрашивали, куда это я собралась. Просто они делали так, чтобы спортсмены вообще ни о чем не думали, кроме баскетбола.

— Какие еще проблемы возникали?

— Иногда хотелось побыть одной, но и без переводчицы было невозможно. Английский язык местные практически не знают. Соответственно, и указателей на английском тоже нет. А если и есть какие-то надписи на инглише, то с ошибками. Выглядят они очень забавно.



— Как подытожите китайское приключение?

— Все прошло, и я ни о чем не жалею. Стала сильнее. Научилась ценить даже самые незначительные, казалось бы, вещи. Например, возможность прочитать что-то на русском была за счастье. Ощутила на себе, что такое отсутствие свободы, а теперь вновь ее обрела. Даже когда легла в свою кровать в Минске, почувствовала, что она стала гораздо мягче. В общем, теперь ценю каждый момент.
40 очков, телефон, белая кожа

— В принципе, можно было предположить, что в Китае доведется столкнуться с чем-то подобным. Почему все-таки согласились туда уехать?

— Еще в сентябре сотрудничества ни с кем не планировала. Вообще, до января рассчитывала нигде не играть. Хотелось просто отдохнуть. Еще и травмы беспокоили. Но рука как-то зажила быстрее обычного. Плюс китайская сторона была очень настойчива. Да и, вообще, предложение поиграть в таком интересном чемпионате поступает не каждому.



— Расскажите о самом турнире подробнее.

— Как уже отмечала, чемпионат очень короткий. В конце октября стартует, в январе уже плей-офф, а в начале февраля все заканчивается.

— Что в самих матчах вас удивляло?

— Судейство. Было очевидно, что в домашних играх судьи на твоей стороне, в выездных — наоборот. К сожалению, бороться практически не давали. Чуть что — сразу свисток.



— Нельзя не отметить вашу невообразимую статистику. Порой вы набирали по 40 очков за игру!

— Да, такое бывало. В последней игре набрала 30 очков и совершила 26 подборов. В среднем так и было. Но я же и на площадке находилась практически всю игру. Уставала, конечно, но очки вот собирала.

— У вас есть фотография, где ваш тренер во время игры говорит по телефону. Это как?

— Да вот так! Я сама в шоке. У нашего главного зазвонил телефон. Я сперва удивилась, что он вообще был рядом, да еще был включен. Но он, как ни в чем не бывало, поднял трубку и стал разговаривать прямо во время матча! Даже замены какие-то пытался делать. Решила и свой телефон достать, раз такое дело, и заснять все это :).



— Вы заметно отличались от китаянок со своим ростом 196 сантиметров?

— Скорее, отличалась цветом кожи и волос. У них же считается, что чем белее у тебя кожа, тем это почетнее. Вот на меня и обращали внимание из-за этого.



— Объясните, что у вас за травма, из-за которой вы уехали.

— У меня краевой перелом пальца правой руки. Две недели ходила в гипсе. Теперь его уже сняли, и я очень счастлива. Впереди — минимум две недели реабилитации.

— То есть белорусских болельщиков можно успокоить? На чемпионат Европы точно поедете?

— Я хочу этого и стремлюсь к этому. Надеюсь, все будет в порядке. В Китае часто прессовали, чтобы я играла с травмой, но на этот раз сказала, что хватит, и вернулась в Беларусь. 

www.goals.by  Игорь Петрулевич