Елена Левченко

Блог Елены Левченко

Жизнь взаперти

07.02.2013

Каждое утро мы думаем о том, что нужно позавтракать, проверить почту, зайти в Facebook. На каждый день у нас есть расписание, а на вечер - планы. Мы живем, как хотим. Выбор, возможности воспринимаем, как само собой разумеющееся, и точно не называем это свободой.

Я родилась в Советском Союзе, но, конечно, мало, что помню из времени 80-ых. Разве что: быть, как все – это хорошо, а выделяться – плохо. Но конкретно внутри моей семьи все были свободными. И наша свобода строилась на доверии. Родители не ограничивали меня и слушали о желаниях, иначе бы ни за что не отпустили 14 летнего подростка уехать из Гомеля в Минск – в училище Олимпийского резерва. А в 17 лет я одна отправилась в Америку. Напомню, ни интернета, ни мобильных устройств тогда не было. Были 90-ые и Перестройка. Письма, написанные шариковой ручкой, шли месяцы.
В США к моему пониманию свободы добавились определения "право выбора" и "возможность выражать свое мнение". Не могу сказать, что "собственное мнение" часто помогает в жизни) Но пытаться нравится всем – бесполезное занятие. Да и не об этом сейчас.

Вообще, рассуждать о свободе можно долго, но я начала этот разговор потому, что в Китае наверное впервые в жизни почувствовала себя действительно несвободной.



Как Вы проводите выходные? Наверняка гуляете, смотрите кино, развлекаетесь или решаете бытовые вопросы. Выходной – это Ваш день и больше ни чей. Вот и я всю жизнь думала, что свой выходной могу проводить, как захочу, главное, чтобы это не мешало работе. Но в команде так не считали, поэтому выходных в сезоне было не много. Когда же они все-таки случались, я чувствовало по энергетике и по взгляду тренера, что тот недоволен. Китайцы искренне не понимают, ну какой толк может быть от отдыха. Зачем отдыхать, если можно трудиться!

Как-то мы были в Шанхае и утром мне очень захотелось хорошего кофе. Поэтому я взяла такси и поехала в Starbucks. Но тут же получила смс от переводчицы: "Ты где? Ты куда поехала?" Я спросила, в чем дело и получила ответ, что менеджер команды видел, как я покидала гостиницу и теперь все хотят знать, куда и зачем я направляюсь. Это не была забота о безопасности. Это был контроль. На все мои вопросы тренер отвечал, что не стоит игроку в выходной ходить в магазин, например. Нужно оставаться в номере, а лучше в постели, ведь завтра тренировка. У молодых баскетболисток из моей команды не было выходных. У двух девчонок постарше (сборниц национальной команды) - были. Но по рассказам, в молодые годы они тренировались по 8 часов в день.

Отсутствие расписания поначалу тоже сбивало меня с толку. Потому что я не могла распланировать день. Никто никогда не знал точного времени обеда, ужина или просмотра видео. Нужно всегда было быть наготове. Это тяжело. Какая-то неизвестность. Я теряла терпение. 5 часов разницы с Беларусью. Папа лежит в больнице, а я не могу нормально с ним поговорить, потому что в любую минуту все может измениться. Как это понять? Однажды я просто перестала спрашивать, что с расписанием, когда будет расписание и в 9 вечера пошла спать. Ну, нет его, значит, во сколько проснусь, во столько проснусь. В полночь мне колотили в дверь и устроили скандал. Как я могла уснуть, если еще неизвестно расписание!



Новая страна – это всегда какие-то открытия, неважно со знаком "плюс" или "минус". Новая страна для спортсмена – это также в какой-то степени обостренное чувство незащищенности, потому что у тебя здесь нет дома. Именно поэтому, всегда отправляясь в новый клуб, игроки стараются создать этот дом. Пусть и на несколько месяцев, но найти место, в котором будет хорошо, и выстроить там все под себя. Каждому человеку на земле нужен дом. Когда я ехала в Китай я знала, что сезон там короткий и жить мы будем в гостинице, даже играя домашние матчи.

Но в Китае мне пришлось отстаивать свое право на собственную комнату. Потому что по их правилам, каждый раз уезжая из города, ты должен собирать абсолютно все вещи и складывать в общей комнате. По приезду нужно забирать их обратно. Экономия. Но эти вещи здесь – это вся моя жизнь. Да, она умещается в сумки, но они не такие легкие, чтобы постоянно их носить, собирать и разбирать. При помощи своего агента мне удалось уладить вопрос и попытаться превратить комнату в дом. Да, холодильник был за окном, кухня - на тумбочке, а на календаре, между тем, 2012-ый год… Выручили смекалка и советское детство: когда еще не было ресторанов и стирали руками.

Много раз я задавала себе вопрос: почему в Китае готовы платить иностранным игрокам очень приличные деньги, при этом совсем не думают о быте и восстановлении? Фармакологии не было. Витаминизации не было. Восстановления нормального не было. Легионеры – как машины. Мы тебя купили, давай нам результат. Хорошо, у меня нет права на остановку. Я смогу, без проблем, я выдержу. Черт, ну а как же бензин?



Когда приезжаешь в новый клуб, выбираешь номер. Момент получения формы – всегда особенный. В команде "Ляонинь" я играла под 20-ым номером и на майке у меня было написано Лена (с ударением на А). Символом нашей команды был "Леопард". Форма была белой и красной. Во всем женском чемпионате Китая форма была только белой и красной. Никаких других цветов. Команд много, а цвета только два.



Перелом пальца сократил мой сезон. В эти два месяца я видела много людей, но могла общаться только с одним человеком. Это так непривычно, когда твое ежедневное общение становится максимально минимальным:)

Похожие чувства я испытывала только один раз, когда впервые прилетела в Штаты. Ты не знаешь языка – ты не можешь общаться. Это тяжело. Но все равно что-то можно было понять, хотя бы догадываясь, алфавит то латинский. В Китае я не могла разговаривать и не могла догадываться. Парикмахерская это или магазин, йогурт или сметана …. Иероглифы мне не говорили ни о чем. Говорила только моя переводчица Сильвия. Настоящее имя Сильвии – Шуан Шуан, что в переводе с китайского означает баскетбольный термин "дабл-дабл". 60 дней – только Сильвия.



Наверное, поэтому в Москве я растерялась. Из Китая в Минск возвращалась через Шереметьево и какое-то время провела в зале ожидания. Я помню себя, сидящей в аэропорту и читающей надписи. Медленно так… Это были надписи, которые я понимала. Я слышала русскую речь и улыбалась, потому что это было так здорово. Здорово просто иметь возможность слышать и понимать. Очень важно все это иметь. Очень важно говорить, общаться, слушать.

В Китае я приобрела большой опыт – не только спортивный, но и жизненный. Не хочу забывать это время. Я думаю, что ничего не бывает просто так. Все случается, как должно случиться. В определенный момент я просто переключилась и начала искать в своей ситуации не "минусы", а "плюсы". Подумала, что может быть это такое время, которое я должна провести без общения, отдыха, вкусного кофе, комфорта и разнообразной еды? Ведь мы всегда умеем придумать себе занятия и проблемы, чтобы не остаться наедине с собственными мыслями. Так проще убегать от себя. В Китае у меня появилось время остановиться – подумать, поразмышлять, сосредоточиться на главном, по-другому посмотреть на многие вещи. На свободу, например… Потому что я ведь вернулась, а она никуда и не исчезала. Моя свобода – внутри. 

* - Поля, обязательные для заполнения



Гостевая